Не покупайте пиратские карты

Не покупайте пиратские карты

  • О том, что сейчас происходит на рынке электронной судовой картографии и УКВ-связи, почему сложно купить электронные карты внутренних водных путей и категорически нельзя покупать «пиратские» морские карты, как нас поддерживают дружественные страны и какая нужна поддержка со стороны государства, в интервью SeaNews рассказал Алексей Мигалин, генеральный директор компании «НавМарин» – ведущего российского разработчика судовых радиостанций.

    Насколько российские судоходные компании зависят от зарубежных систем навигации, электронной картографии и радиосвязи?

    Не покупайте пиратские картыОсновными игроками на рынке систем отображения электронных навигационных карт были две компании. Одна из них – это TRANSAS. Раньше это была отечественная компания, сейчас ее купила финская компания Wärtsilä с американскими корнями. Их система Navi-Sailor использовала свой формат карт TX97. В связи с уходом «Транзаса» из России их программное обеспечение, как и обеспечение судов картами TX97 более не поддерживается. К тому же Navi-Sailor был написан на системе Windows, что тоже на сегодняшний день в Российской Федерации находится под запретом.

    Вторым аналогичным продуктом по массовости был наш NavCom Voyager, который был ранее написан также под Windows и использовал карты компании C-Map, которая входила в группу компаний Boeing. В системах использовалась картография формата CM93, которая впоследствии стала американской.

    В итоге вся эта коммерческая коллекция карт была исключена из продажи для дилеров, дистрибьюторов и так далее. Вообще, все коллекции карт по России, правообладателями которых были иностранные компании, были изъяты и сейчас недоступны в продаже. Поэтому все, что у нас оставалось на судах, – это срочные картографические лицензии, срок действия которых был не более 12 месяцев. По окончании срока действия лицензии на карты оборудование превращается в тыкву в буквальном смысле слова, потому что этот программно-аппаратный комплекс без карты перестаёт обеспечивать безопасность судовождения, а, скорее, наоборот.

    Мы на сегодняшний день наш навигационный комплекс NavCom Voyager переработали под навигационное ПО на базе Linux и используем официальные государственные карты формата S57. Я думаю, что с 2024 года те суда, которые ходили с использованием электронной картографии из коммерческих коллекций, если у них район плавания попадает в зону ответственности Российской Федерации, будут испытывать серьезные проблемы с картографическим обеспечением.  

    Сказался ли уход с российского рынка зарубежных игроков на уровне аварийности?

    На уровне аварийности, слава Богу, это не сказалось, потому что высок уровень профессионализма капитанов, но неудобств капитанам и судоходным компаниям ухода таких игроков как Furuno, Sperry Marine и других доставил множество. Поставки запасных частей фактически прекратились, не считая параллельного импорта. Теперь суда, которые используют это оборудование, вынуждены всеми правдами и неправдами каким-то образом проводить ремонт и делать закупку комплектующих именно через параллельный импорт. То есть поддержка «оттуда» ушла. Но, как показала недавняя выставка «Нева», существует высокий спрос на отечественное навигационное оборудование именно среди судостроителей. То есть, это конструкторские бюро и конкретно судовладельцы, которые эксплуатируют флот, – все они сильно в этом заинтересованы.

    Насколько развито импортозамещение в этой сфере? Что ему препятствует? Какая нужна поддержка со стороны государства? Требуется ли корректировка нормативно правовой базы?

    Давайте начнем с конца. Конечно, требуется. У нас был проект «Река», который благополучно завершен, и был создан картографический фонд по внутренним водным путям. Мы сейчас говорим только про внутренние водные пути. Картографический фонд был сформирован на базе Службы морской безопасности, но по непонятным причинам они не смогли реализовывать эти карты непосредственно компаниям, которые их запрашивают. То есть они не имели права продавать их, потому что у них не было станка для кодирования этих карт в защищённый формат S63. И это, конечно, являлось существенной преградой для распространения. Сейчас вроде бы к этому вопросу подключилось ФБУ «Канал имени Москвы», но, насколько я понимаю, отлаженной системы реализации карт на сегодняшний момент так и нет. И здесь, конечно, нужно подключаться Минтрансу и решать эти вопросы в оперативном порядке, потому что сложившаяся ситуация существенно ухудшает положение судовладельцев, которые и без того испытывают экономические трудности. А тут добавляются проблемы, связанные с картографическими обновлениями, картографической базой, с покупкой этих самых карт.

    Карты есть. Проблема в том, что их очень тяжело купить, потому что, по сути дела, никто не имеет права их продавать. Вот это нонсенс. Его надо как-то решить. То есть не хватает правового обеспечения либо для Канала имени Москвы, либо для Службы морской безопасности, чтобы они имели право продавать эти карты.

    С точки зрения импортозамещения по данному направлению в России всё есть. Нужно просто решить вопрос, как должны распространяться электронные навигационные карты. Это простой вопрос, в принципе, не требующий долгих откладываний. Нужно один раз и навсегда решить, как это будет, и обозначить схему работы. И отечественные навигационные комплексы, которые работают с этими картами, также есть, в том числе наш NavCom Voyager, который работает с картами формата S57.

    Кроме того, до декабря этого года мы планируем получить одобрение Российского морского регистра на ЭКНИС NavCom Voyager для морских судов. Сейчас у нас есть одобрение РКО на аналогичную систему, но для речных судов, которая уже поставляется на новострой и действующих флот. Я повторюсь, что Минтрансу нужно просто позаботиться о том, чтобы карты для данного типа систем могли спокойно продаваться. 

    Много ли в России разработчиков и производителей электронных навигационных карт и систем судовой радиосвязи? Насколько их продукция конкурентоспособна по сравнению с зарубежными аналогами?

    На данный момент все карты «вне закона», за исключением государственных электронных навигационных карт. Эти карты у нас делают государственные службы. Это, по сути дела, каждое государственное бассейновое управление, и именно они этим занимаются. Государственные бассейновые управления осуществляют сбор первичной информации. То есть, они делают съемку местности, сами обрабатывают и выпускают обновленные карты. На это им выделяется государственное финансирование. Здесь все очень просто и понятно.

    Судовую связь традиционно делает ряд компаний. У нас присутствует довольно широко китайский импорт. Из отечественных производителей радиосвязи, продукция которых реально соответствуют требованиям нашего регистра, можно выделить радиостанции NavCom. Наша компания производит такие радиостанции уже более 15 лет. В речном секторе мы делаем портативные радиостанции и стационарные радиостанции. Сейчас мы разработали новый стандарт связи при бедствии ЦССБ. Сейчас проблем на внутренних водных путях с УКВ радиосвязью нет никаких. Мы полностью закрываем все запросы.

    Есть ли возможность использовать иностранную «пиратскую» версию карт, каковы риски в этом случае? Жива ли «бумага», есть ли от нее польза или все перешли на электронные карты?

    На сегодняшний день суда используют либо бумажную картографию, либо электронную картографию. Бумажная карта, она остается бумажной, всегда по ней можно идти при наличии корректуры. Что касается электронных версий, то использовать «пиратские» карты я категорически не рекомендую, потому что, как я уже ранее в своих статьях описывал, изъятые из базы данных картографические продукты были переданы Украине. Украина, в свою очередь, сделала подмену этих карт, то есть подводные опасности были с карт удалены, через них были проложены судовые пути. Таким образом, хождение по этим картам небезопасно, потому что там сделано все, чтобы судно село в итоге на мель или получило повреждения. Это сделано для того, чтобы Российской Федерации был нанесен ущерб – экологический, материальный и так далее. Вот основная задача тех, кто распространяет эти карты. Уже ФСБ подключилась по данному вопросу – они работали по тем организациям, которые занимались распространением этих, скажем так, нелегальных карт. Соблазн всегда велик, но еще раз скажу, что делать это совершенно точно не надо. Это путь к бедствию.

    Могут ли чем-то помочь и дружественные страны, например, Китай? Насколько там развит этот сегмент?

    В настоящий момент мы в Китай сами предлагаем наши навигационные комплексы, в частности, наш NavCom Voyager. А что касается того, чем они могут помочь, то они помогают, потому что это единственная страна, которая снабжает нас сейчас элементной базой, где мы можем производить свое оборудование или где мы можем закупать компьютеры, на которых строятся наши программно-аппаратные комплексы. Нашему правительству нужно в очередной раз подумать и максимально сократить сроки создания отечественной элементной базы, потому что от этого напрямую зависит безопасность нашей страны.

    В целом, что происходит сейчас в этом сегменте рынка? Каковы основные тенденции, Каких новых разработок и инноваций можно ждать в обозримом будущем?

    Сейчас ряд компаний, такие как «Ситроникс КТ», это выходцы из «Транзаса», работают над созданием своих электронных картографических систем с использованием официальных государственных карт. Поэтому, я так думаю, в ближайшие два-три года можно будет ждать появления от них новых программно-аппаратных комплексов. А мы в свою очередь будем развивать то, что мы реализовали, то есть мы объединили в программно-аппаратном комплексе работу УКВ-радиостанции с нашей электронно-картографической системой ЭКНИС. Здесь осуществляется передача путевой информации, передача погодной информации, передача сообщений о бедствии, реализация функции мониторинга. Это все объединено у нас в программно-аппаратном комплексе NavCom Voyager с использованием УКВ-радиостанции NavCom СРС-310, 311, 305. То есть все радиостанции работают в системе ЦССБ и решают те задачи, о которых наш президент говорил на последнем совещании в Нижнем Новгороде, где выступал и министр транспорта, и сам Президент, и мэр Москвы. Получается, что мы немножко опередили то, что они озвучили. То есть, мы опередили это в своих разработках, и эти разработки уже реализованы в железе.

    Фото: НавМарин

    Мнение спикера может не совпадать с позицией редакции


  • Добавить комментарий

    Новости по теме
    08.09.2023
    «МегаФон» построил для ФГУП «Росморпорт» защищенный канал связи протяженностью 50 км для передачи изображения […]
    16.11.2023
    С 16 ноября распоряжением капитана морского порта закрыта навигация в морском порту Николаевск-на-Амуре в […]
    23.05.2023
    Во всех бассейнах внутренних водных путей России федерального значения по состоянию на 20 мая […]
    21.11.2023
    В 2023 году плановый срок завершения работы шлюзов и средств навигационной обстановки Волго-Балтийского бассейна […]
    12.05.2023
    Дизель-электрический ледокол «Капитан Драницын» первым из трех ледоколов Мурманского филиала ФГУП «Росморпорт» завершил навигацию […]
    22.09.2023
    21 сентября серийный универсальный атомный ледокол «Сибирь» ФГУП «Атомфлот» вернулся в порт приписки Мурманск. […]


  •  




  • Войти
  • Поля не найдены.
  • Поля не найдены.