Стратегическое планирование мы похоронили

Конец эпохи «печатного станка»

  • Абсолютное большинство развивающих стран сейчас находится на исторических минимумах против доллара США. Рубль в этом отношении смотрится куда лучше относительно своих партнеров по развивающимся рынкам. Такое мнение высказал начальник аналитического управления дирекции операций на финансовых рынках Банка «Санкт-Петербург» Дмитрий Шагардин, выступая на конференции «Валютные контракты в существующих экономических реалиях. Последнее обновление», организованной НП «Гильдия профессиональных участников рынка оказания услуг в области таможенного дела и ВЭД «Гермес».

    «Основные риски, с которыми сейчас сталкиваются финансовые рынки, – это, безусловно, глобальные истории. Россия – это часть того, что происходит в мире, причем небольшая часть. Доля ВВП нашей страны не превысит и 3% от общемирового. Поэтому все эти игры в геополитику – это история другого характера, – сказал Д.Шагардин. – Расскажу самые главные истории, которые двигают рынками, в том числе и рублем. Это, в первую очередь, повышение процентных ставок, которое продолжается полномасштабно и всецело. Заканчивается программа «печатного станка». Центральные банки сокращают объем ликвидности в системе. Эпоха дешевых денег и нулевых ставок закончилась. Поэтому, когда мы говорим про валютные вклады, это тоже начинает постепенно подрастать именно вслед за ростом ставок на глобальных рынках, в частности, в американской экономике».

    Д.Шагардин отметил, что в настоящее время абсолютное большинство развивающих стран сейчас находится на абсолютно исторических минимумах против доллара. «Мы пережили очень неприятную историю в этом году, связанную с кризисом развивающихся экономик – Турция, Аргентина, все про это слышали. Не только они. Рубль в этом отношении смотрится куда лучше относительно своих партнеров по развивающимся рынкам. Но, к сожалению, нас зацепило».

    По словам Д.Шагардина, Банк России был вынужден из инфляционных рисков повысить процентную ставку впервые с 2014 года. «Мы три года жили в режиме снижения ставок. Это время закончилось, и это стало следствием того, что сейчас происходит на развивающихся рынках. А то, что происходит на развивающихся рынках, является следствием того, что происходит в развитых экономиках», – сказал он.

    Также Д.Шагардин затронул тему торговых войн. «Торговые войны, Трамп – об этом все говорят. Я так скажу: пока это на экономику особого влияния не имеет, мы его не ощутили на финансовых рынках. Единственная угроза, которая, на мой взгляд, является определяющей и очень важной, – ответ Китая на торговую политику со стороны Трампа. Это девальвация юаня. Юань ослаб на 10% за последние 4 месяца. Это очень сильное снижение, потому что Китай – это вторая экономика мира. И когда эта экономика переживает такое мощное ослабление курса национальной валюты, конечно, это несет в себе определенные долгосрочные риски. Но пока мы этого серьезно не ощущаем».

    «Россия под ударом вместе с развивающимися рынками. И это понятно. Ужесточение монетарной политики, и прекращение цикла снижения ставок – это то, с чем мы сегодня живем, – отметил Д.Шагардин. – Десятилетний цикл нулевых ставок закончился. Мы с вами перешли в новую реальность. В начале 2019 года мы столкнемся с абсолютно новой реальностью, в которой мы никогда не были».

    Как изменились ставки со второго квартала 2018 года по развивающимся экономикам? «В Аргентине сейчас ставка 60%, в Турции – 24%, хотя в начале года было совсем все по-другому, – рассказал Д.Шагардин. – Мексика вынуждена была повысить ставку, Россия, Индия, Индонезия. Вся группа развивающихся стран, с которыми в одной обойме находится Россия, все они приходят к циклу повышения ставок. Кризис всегда одинаково развивается. Во-первых, сначала растут ставки на развитых экономиках. Начинаются проблемы у тех экономик, которые очень много занимали в период нулевых ставок в долларах, долларовые ставки начинают расти – у вас начинаются проблемы с обслуживанием долга. Начинается отток капитала, потому что инвесторы видят, что у вас начинаются проблемы с вашими долгами. Девальвация валюты вызывает рост инфляции, Центральный банк на рост инфляции повышает ставки. Все очень просто. Находится новое равновесие. Вот это мы пережили с вами в 2018 году».

    По мнению Д.Шагардина, у Аргентины и Турции в этом году очень слабы макроэкономические позиции. «Огромные проблемы с текущим счетом – это баланс, по сути, который показывает, сколько денег приходит в экономику от ваших экспортно-импортных операций. Турки имеют очень большой дефицит текущего счета: они импортируют больше, чем экспортируют. Более того, они являются крупным импортером нефти, и когда нефть растет, им становится очень больно. Проблема внешнего долга у турка, проблемы инфляции – все это вызывает ответную реакцию со стороны регулятора. В Аргентине примерно такая же история. Хотя Аргентина за 200 лет пережила 8 дефолтов».

    «Очень важно здесь посмотреть на Россию, – сказал Д.Шагардин. – Бюджет у нас в профиците. У нас профицит текущего счета, у нас никаких проблем с притоком валюты. У нас очень низкий уровень госдолга. Повторения 98-го года у нас просто не может быть. С внешним долгом у нас проблем особо пока никаких нет». По его информации, сейчас весь объем внешнего долга России составляет 467 млрд долларов, золотовалютные резервы – 460 млрд долларов. «При желании мы можем погасить все наши долги, используя наши накопленные резервы. В этом отношении наша макроэкономическая история очень сбалансирована и устойчива, – отметил Д.Шагардин. – И рубль в этом году смотрелся бы еще лучше, если бы не санкции».

    «В 2015-2017 году рубль ушел в свободное плавание, – продолжил он, – и напрямую зависел от цены на нефть. Зависимость составляла 90%. Потом, чтобы снизить зависимость бюджета от цен на нефть, были введены бюджетные правила. Мало кто понимает, что такое бюджетные правила. Это специальный механизм. Все, что свыше 40 долларов за баррель, Минфин эти сверхдоходы берет и кладет в резервы, покупает валютные активы. Бюджетные правила работают с начала 2017 года. И все было бы хорошо, сейчас бы при нефти 85 долларов за баррель курс был бы в районе 55. Но курс сейчас порядка 65. Почему? Потому что в апреле были очень жёсткие санкции против «Русала», против частных компаний, глобальных компаний. Это привело к резкому отток капитала, и рубль переставился в новый диапазон в районе 60. Потом в августе появились новые санкции и угрозы. Это угрозы на госдолг, на госбанки».

    «Суть санкций (их два типа): от конгресса и от администрации Трампа. Самая страшная вещь для нас сейчас – это законопроект S.3336. Он предполагает возможность введения санкций на новый российский госдолг и возможность введения запрета на операции с российскими банками, – пояснил Д.Шагардин. – Это то, что сейчас актуально. Предполагалось, что законопроект будет принят до выборов в конгресс 6 ноября. Россия является важнейшей повесткой предвыборной кампании конгрессменов. Пока новостей нет, когда будут введены эти санкции, в каком масштабе, зацепят ли они госбанки. Это является серьезным риском для финансовой системы России и для курса рубля. Потому что это приведет к оттоку капитала, и рубль снова попадает под давление».

    Отдельно Д.Шагардин остановился на санкциях Трампа в связи с «делом Скрипалей»: «Они двухэтапные. Первый этап уже ввели. Там был частичный запрет на экспорт в Россию товаров двойного назначения. В конце ноября вступит в силу второй этап. Вступит потому, что Россия должна предоставить доступ на свои химические объекты, чего она не сделала по понятным причинам. Нас ждут снижение статуса дипломатических отношений и к, сожалению, полный запрет на экспортно-импортные операции между Россией и США. Это очень скоро может случиться. И на нас очень сильно повлияет».

    «Цикл снижения в России ключевой ставки закончился, инфляционные ожидания населения и бизнеса снова начинают расти, – резюмировал Д.Шагардин. – С нового года будет повышение НДС. В целом, девальвация рубля и санкционные угрозы привели к тому, что мы с вами стали оценивать темпы роста будущей инфляции как достаточно высокие. Банк России на это очень серьезно реагирует: была повышена ставка до 7,5%. Текущая инфляция, Росстатовская, – 3,4%. К концу года будет 4%, в первом квартале 2019 года – 5,5%. Это все знают, здесь никакого сюрприза не будет. Инфляционные риски растут не только в России, но и в развивающихся экономиках, и регулятор на это отвечает повышением ставок».

    «У нас есть несколько сценариев по ставке до 2021 года. Снижение возможно, на наш взгляд, лишь в 2020 году, – сделал прогноз Д.Шагардин. – До этого очень далеко. В случае жестких санкций, на наш взгляд, ставки могут вырасти до 9%. Это стрессовый сценарий. В случае, если ничего происходить не будет, ставка будет, на наш взгляд, в районе 7,5-7,75%. Это для вас значит, что депозиты – ставки по ним перестали снижаться и уже начали рост. Естественно, кредиты будут дорожать. Цикл снижения завершился. Мы сейчас живем в этих ставках, и когда вы планируете бизнес на следующий год, учитывайте все эти истории».


  • Добавить комментарий

    Новости по теме
    07.03.2018
    Containerships опубликовал предварительные финансовые показатели за четвертый квартал и весь 2017 год. Выручка в […]
    19.11.2018
    ПАО «Совкомфлот» опубликовало финансовые показатели за третий квартал и 9 месяцев 2018 года. По […]
    28.05.2018
    Agility опубликовала финансовые показатели за первый квартал 2018 года. Выручка по группе увеличилась на […]
    07.03.2018
    На прошлой неделе в Петербурге прошла конференция «Нововведения в сфере технического регулирования», организованная НП […]
    26.04.2018
    Рост в сегменте морских, авиа, жд и автоперевозок, снижение в сегменте контрактной логистики
    21.12.2018
    На вторичном рынке в 2018 году


  •  




  • Войти
  • Поля не найдены.
  • Поля не найдены.