• Рус
    • Eng
  • Первая пятилетка SeaGo Line

  • 130908-avelana-468x60_6_russian_html5

  • SeaNews: SeaGo Line создавалась 5 лет назад как региональный оператор. Какова была идея за этим решением и как она в итоге реализовалась?

    Питер Гюде: Изначально идея SeaGo Line заключалась в том, что мы хотели создать внутриевропейского перевозчика, прицельно сфокусированного на потребности европейского трейда. И причина, по которой было решено выделить его в отдельную компанию, была в необходимости создания этого фокуса внутри организации, потому что сам трейд и требования клиентов существенно отличаются от deep sea перевозок – намного короче время транзита, соответственно, намного короче цикл перевозки, и это требует другого подхода. Европейский трейд представляет собой комбинацию большого количества нишевых трейдов и магистральных линий, и чтобы адекватно удовлетворять потребности этого рынка, нужна сеть взаимосвязанных сервисов. Поэтому была создана SeaGo, и, я думаю, в этом заключается роль SeaGo на рынке и причина ее успеха.

    SeaNews: Какие операции взяла на себя SeaGo Line, как происходит разделение и координация бизнеса между SeaGo и «большим» Maersk, как строятся взаимоотношения компаний?

    Питер Гюде: Взаимоотношения строятся на том, что у нас общий владелец, обе компании принадлежат A.P.Moller Group, во всем остальном SeaGo Line – это самостоятельная компания. Безусловно, мы сотрудничаем по ряду направлений, у нас общее оборудование и общие контракты с терминалами. SeaGo пользуется теми преимуществами, которые дают масштабы операций Maersk Line. Maersk Line, в свою очередь, пользуется преимуществами европейской сети сервисов SeaGo для фидерных операций. При этом не все фидерные операции Maersk Line обеспечивает SeaGo – мы делаем это на конкурентной основе, в тех случаях, когда это целесообразно для Maersk Line и целесообразно для SeaGo.

    SeaNews: То есть Maersk Line пользуется в Европе услугами и других операторов и common feeder’ов?

    Питер Гюде: Да, Maersk Line работает и с другими фидерными линиями.

    SeaNews: За те 5 лет, что SeaGo Line присутствует на рынке, как изменилась компания, ее клиенты и сам рынок?


    Питер Гюде:
    Концепция осталась прежней, что действительно изменилось – это избыток тоннажа и ценовое давление, которое испытывают многие перевозчики, работающие на магистральных линиях, мы видим приток тоннажа и на внутриевропейских перевозках. Если в течение многих лет европейский трейд был стабилен, на нем традиционно работали одни и те же операторы, то теперь мы наблюдаем целый ряд новых игроков – на этот рынок вышли некоторые азиатские перевозчики, ряд европейских перевозчиков создали структуры, подобные SeaGo Line, заточенные именно под европейский рынок. Безусловно, все это меняет конкурентную среду. Но трейд как таковой остается без изменений. Существует множество моментов, определяющих конкурентную ситуацию на внутриевропейском трейде, поскольку есть еще и наземные перевозчики, железная дорога и автотранспорт. Плюс еще особе внимание к экологическому аспекту со стороны наших клиентов, которые заинтересованы как в снижении нагрузки на окружающую среду, так и в сокращении расходов на перевозку – и это положительный момент для контейнерной отрасли с точки зрения контейнеризации грузопотоков.

    SeaNews: Каковы последние тенденции на европейском рынке?

    Питер Гюде: В основном существующие тренды обусловлены геополитическими факторами – мы вынуждены адаптироваться к изменению ситуации в России, в частности, к санкциям ЕС, что приводит к изменению схем товародвижения, а в средиземноморском регионе, к примеру, нелегкие времена переживает Турция, которая является одним из ведущих игроков на этом рынке, что также не может не сказываться на товаропотоках. Определенные изменения присутствуют, но в целом рынок относительно стабилен.

    SeaNews: Какие тренды вы наблюдаете на российском рынке – и как компания на них реагирует?

    Питер Гюде: Российский рынок меняется в том плане, что импорт сокращается из-за изменения модели потребления, а экспорт растет благодаря повышению конкурентоспобности экспортной продукции, главным образом за счет валютных курсов. И, тогда как Россия всегда была традиционно импортоориентированным рынком, теперь рынок сбалансирован и даже склоняется в сторону экспортной ориентации. И, конечно, на рынке такого масштаба, как российский, это существенное изменение, которое заметно влияет на наши операции.

    SeaNews: Каким образом?

    Питер Гюде: Видите ли, когда происходит переключение с импорта на экспорт, приходится менять продукты, чтобы обслуживать изменившиеся грузопотоки, – где нужно короткое транзитное время, как доставить в Россию оборудование, как обслуживать клиентов и обеспечить им доступ, в первую очередь, к оборудованию. Потом, нужно пересмотреть свои операции. В этом отношении у SeaGo прочная база – наземный сервис: мы работаем на множестве площадок, предлагая возможности для сдачи контейнеров и подачи оборудования под экспорт по всей территории России, и предлагаем очень широкую операционную платформу независимо от того, где находится клиент. И это, в сочетании с масштабом операций, выделяет нас на фоне конкурентов.

    SeaNews: Ожидаете ли Вы в ближайшем будущем восстановления в России, каков Ваш прогноз на следующий год, а, может быть, и на более долгосрочную перспективу?

    Питер Гюде: Очень сложно что-либо прогнозировать, но, если посмотреть на макроэкономическую ситуацию, складывается ощущение, что самую низкую точку мы уже прошли, экономика в России стабилизируется, и мы ожидаем, что постепенно начнется рост ВВП, и в ближайшие годы мы увидим положительную динамику. И это, конечно, окажет влияние и на контейнерный рынок.

    SeaNews: Как скажется на бизнесе Seago в России и Европе приобретение группой Maersk Hamburg Sued?

    Питер Гюде: Говоря о Hamburg Sued, мы должны понимать, что сделка еще не прошла согласование с соответствующими властями в Европе, США, Латинской Америке и ряде других стран, поэтому, я думаю, не следует строить догадки на эту тему до тех пор, пока мы не сможем точно сказать – да, сделка состоялась или нет, сделка не состоялась. Но, конечно, намерение такое существует, и мы надеемся, что оно будет реализовано.

    SeaNews: Когда Maersk Group объявила о реструктуризации бизнеса, в качестве одного из приоритетов развития транспортно-логистического сегмента называлась дигатилизация. Как это будет работать применительно к Seago Line?

    Питер Гюде: Я думаю, дигитализация – очень интересное направления для морской отрасли в целом. Шиппинг в основном продолжает работать так же, как и сто лет назад. Да, мы теперь выпускаем коносаменты в электронном виде, но для того, чтобы осуществлять международные перевозки и перемещать товар через таможню по-прежнему нужны бумажные документы. При этом посмотрите, как развивается торговля, как мы покупаем товары через интернет, как осуществляется перевозка наших покупок через границу, когда мы, например, покупаем в США кроссовки Nike и их доставляют в любую точку земного шара. Так, как это работает здесь, так же будет и в сфере контейнерных перевозок. И для того, чтобы сделать процесс как можно более эффективным, мы должны внедрять технологии, которые упрощают торговлю. Мы сейчас запускаем приложение SeaGo Line, которое позволит с мобильного телефона отслеживать движение груза, управлять своим аккаунтом, проверять неоплаченные счета, в перспективе там будет возможность в реальном времени делать букинги и оплачивать перевозку кредитной картой, точно так же, как это делается в других отраслях, как это предлагают, например, авиалинии или ритейлеры. В шиппинг эти технологии тоже приходят, и, я думаю, они кардинально изменят опыт клиентов при работе с линиями. Все операции будут осуществляться в режиме реального времени и в электронном формате. Мы над этим работаем, внедряя новую платформу для SeaGo Line, чтобы быть на этом рубеже первыми.

    Кирилл Атаманов: Для SeaGo Line в России это было непростое время. Нам приходится конкурировать с наземными перевозчиками – с автотранспортом и железнодорожными операторами на рынке, который растет не столь динамично, как нам бы хотелось.

    SeaNews: Автоперевозчики действительно составляют серьезную конкуренцию?

    Кирилл Атаманов: Безусловно. Если говорить о перевозках в континентальной части Европы, там всегда присутствует конкуренция между наземными операторами и short sea перевозчиками. Нужен креативный подход и хорошее понимание потребностей клиентов, чтобы показать все преимущества доставки short sea в сравнении с наземной логистикой. И ситуация, сложившаяся сейчас в России, нам на руку, потому что автотранспорт и железная дорога дороже, чем short sea фрахт, так что мы имеем возможность помочь нашим клиентам в оптимизации их логистических затрат. В этом наш вклад в бизнес наших клиентов.

    Я уверен, что SeaGo Line будет работать в России долго и успешно и развивать бизнес вместе с нашими клиентами.

  • Комментарии: 0

    Добавить комментарий

    Новости по теме
    ГрузоперевозкиИнтервьюКалининградКонтрейлерные перевозкиРо-ро 18.09.2017 Условия, которые раздражают
    Интервью с вице-президентом холдинга DSV, руководителем комитета Калининградской торгово-промышленной палаты по транспорту и таможенной политике, членом комитета по экономической политике и развитию инфраструктуры Калининградской областной думы Леонидом Степанюком.
    0













  • Поля помеченные * обязательны для заполнения

    Запросить аналитическое исследование

    Вы получите письмо на указанный email со сгенерированным паролем



  • Поля помеченные * обязательны для заполнения

    Приобретение подписки на регулярную аналитику

  • Поля помеченные * обязательны для заполнения

    Приобретение подписки на Сервис ВЭД

  • Поля помеченные * обязательны для заполнения

    Запросить полные примеры материалов оперативной аналитики